Жизнь «постнефтяного мира». Урбанистика

anlazz 23.02.2021 11:14 | Альтернативное мнение 39

На самом деле самое интересное в футурологии – это то, что очень часто тут можно наблюдать «перекрытие» различных прогнозов, сделанных на совершенно различных основаниях. То есть, действуя совершенно параллельно, рассматривая мир с совершенно различных оснований, можно прийти к очень похожим результатам. Как, например, это происходит с необходимостью трансформации господствующей сейчас западной «модели проживания» на что-то иное. Об этом я уже писал в связи с вопросом о повышении цены труда. Которое изменит – и уже меняет – тот самый господствующий образ жизни, который до сих пор считается «нормальным». (Но на самом деле, выступает лишь продолжением архаичных практик прошлого, основанных на принципе «господин-слуга».)

И вот получается, что практически тот же результат вытекает из рассмотрения тенденции повышения цены на топлива – условно говоря, исчезновения «дешевой нефти». Причем, для иллюстрации данного вопроса очень символично «подошел» сегодняшний замерзший Техас, который еще недавно выглядел витриной «американской жизни». (Даже для самих США: скажем, в Техас происходил отток бизнесов из Калифорнии.) В том смысле, что этот штат – с его огромными домами, в реальности сделанными из фанеры и утеплителя, не менее огромными автомобилями и большими расстояниями ежедневного перемещения людей и грузов – оказывается, мог существовать  только в мире, где энергия стоит очень дешево. (То есть, и бензин, и электричество продаются по такой цене, которая позволяет тратить их в большом количестве не задумываясь.)

Что, в свою очередь, давало возможность в значительной мере отказаться от идеи планирования своих действий – что в личном плане. (Скажем, можно было взять огромный коттедж в ипотеку под смешной процент, хотя прежний дом был вполне неплох.) Что в плане инфраструктурном – скажем, тут не требовалось заниматься резервированием энергосистемы, поскольку электричества было и так в избытке. Что в плане производственном, при котором можно было «раскидывать» производственные цепочки по различным странам и континентам, и получать при этом нужные товары. (Скажем, для Боинга стойки шасси производятся в России, а программное обеспечение – заказывается в Индии.) Что, наконец, в плане организации бизнеса, поскольку любое закрывшееся предприятие было, по большому счету, не проблемой: вместо него можно было с легкостью открыть что-то новое. (В Штатах есть огромное количество брошенных заводов, брошенных офисов, брошенных городов –в том числе и больших. И никого это не напрягает.)

Однако, как показала практика, сейчас этой избыточности уже нет. (Причем, не только в энергетическом плане – но о том будет сказано отдельно.) И любые серьезные изменения – скажем, в плане снижения средней температуры – приводят к большим проблемам. Кстати, не стоит думать, что похолодания, подобные тому, что случилось сейчас в Техасе, есть «космическая редкость» – на самом деле они случаются раз в десять-пятнадцать лет. Последний раз что-то подобное было не так давно – в 2011 году. Но тогда запасы энергетических мощностей были много больше, и никакой катастрофы не получилось: если где и было отключено электроснабжение, то оно вернулось в течение часа-двух. (Поскольку тогда США еще имели «запас» — по крайней мере, по электричеству.) Сейчас же этого нет, и весь «американский образ жизни» — который последние пять-шесть десятилетий был голубой мечтой для жителей большинства государств – торжественно слетел в пропасть.

Поскольку оказалось, что все это в иных условиях существовать не может. И огромные американские коттеджи – на которые истекала слюной позднесоветская/постсоветская интеллигенция – начали «линять», открывая неприглядную реальность в виде «домиков из навоза и палок». (Сиречь, из фанеры и утеплителей с плохо проложенными коммуникациями, неспособными «спасти» даже от мороза -4 градуса. Кстати, интересно, но от жары дома с подобной «теплоизолированностью» так же не должны помогать.) А хваленая американская «субурбия» — на которую, опять-таки, пускали слюни советские интеллигенты в каком-нибудь 1989 году – вдруг проявила свое «глубинное нутро», обратившись очевидной «коммуникационной недостаточностью» даже при наличии отличных (и крайне дорогих) автомобильных дорог.

Просто потому, что – «распластав» миллионные городские кварталы по огромной территории, необходимой для индивидуальных коттеджей – удивляться крайней растянутости и, вследствие этого, уязвимости коммуникационных сетей, было бы странно. (В РФ, например, в том же Владивостоке, недавно был гораздо более серьезный «климатический удар» — с ледяным дождем и морозом. Но с нем справились в гораздо более короткие сроки из-за большей компактности расселения – одно дело расчистить километры дорог, а другое – сотни километров.) А ведь сейчас еще – все довольно хорошо. В том смысле, что бензин/дизтопливо еще довольно дешевы, а у государства именно еще довольно рабочих для ухода для инфраструктурой, да и сама инфраструктура еще довольно нова. (Да, именно так: три-пять десятилетий лучше, чем, скажем, семь-восемь.)

Что же будет тогда, когда эти преимущества исчезнут? В смысле – когда США потеряют возможность кидать миллиарды  долларов на обслуживание подобной, крайне неэффективной коммуникационной, структуры? Вопрос, думаю, риторический. Впрочем, тут сразу же стоит сказать, что только к США это не относится. В том плане, что растянутость коммуникаций характерна практически для всей современной цивилизации, ориентированной на пример Запада. (Включая современную РФ.) Ну да, свезти детей в школу за 20 км – да легко! Съездить в «мегамолл» за 30 – почему бы нет! (У нас, например, из области в Нижний ездят – т.е., 300 км в две стороны никто не воспринимает как проблему.) Привезти хлеб в магазин из соседнего района за 60-80 км – так это норма. (Причем, при наличии собственного хлебозавода!) Наконец, закупать электрочайники в Китае – т.е., на территории с транспортным плечом то ли в 15 тыс. км (если ЖД), то ли в 30 тыс. км (это если через Суэц) – что же может быть в этом странного?

Коммуникации, транспорт, логистика – главные занятия современного мира. А идиома: «Не важно, что ты производишь, важно, как ты продаешь» — основной принцип его существования. (Непосредственные производители товаров – будь то швеи в Бангладеш или сборщики в Китае – получают не более 10% их стоимости. Остальное – плата транспортникам-распределителям.) Отсюда – необычайная «легкость бытия», нежелание капитально вкладываться. Будь то в строительство прочных и теплых домов, будь то в создание передовых технологий «у себя дома». («Все равно китайцы сделают дешевле».) Отсюда – страсть к спекулятивному обращению капитала, который – в отличие от обращения «производственного» — надежно защищен от «китайской конкуренции». Поэтому главным производимым США или Европой продуктом давно стали «биржевые пузыри».

Но так возможно – как уже не раз говорилось – жить только при «дармовой энергии». Т.е., при энергии, получаемой практически «из воздуха», точнее,  из земли. («Пробурил дырку и качай галлоны».) Которая, как уже говорилось, заканчивается:  теперь приходится или «лезть на шельф», или же заниматься сланцевой добычей, которая мало что дорогая, так еще и приводит к катастрофическому разрушению имеющейся природы. А значит – «транспортная вакханалия» неизбежно должна закончиться. Просто по «энергетическим причинам», даже без учета неизбежных геополитических изменений. (Кластеризации.)

Что это значит? А это значит, что становится необходимым снижение длины коммуникаций, «компактизация» всей жизни – и «бытовой», и «производственной». Кстати, интересно – но последний момент, т.е., необходимость возвращения к «локальному производству» — не только ударяет по «транспортному базису». (Т.е., по разного рода портам, магистралям и производителям транспортных средств.) Но и по такой особенности текущего бытия как существование мегаполисов. Это, конечно, выглядит странно: ведь именно мегаполисы являются наиболее компактным – на первый взгляд – способом проживания. Но подобная странность легко объяснима: на самом деле, подобные «города» являются не производственными, а исключительно логистическими центрами. Причем, не столько в плане перенаправления самих товаров (хотя и это важно), сколько в плане работы с финансовыми и управляющими «потоками» для них. Физического же производства в мегаполисах практически нет. (Скажем, Москва за время превращения из «нормального» города в мегаполис избавилась практически от всех заводов.)

Таким образом, можно сказать, что базовым способом проживания в «постнефтяном» мире становится «компактизированный» город или поселок, тесно связанный с производственными  предприятиями «короткими» коммуникативными связями, а так же имеющий минимальную длину внутренних коммуникаций. Размер этого самого города, разумеется, может быть различным: от нескольких тысяч жителей для небольших заводов, до сотен тысяч для заводов крупных. (С одной стороны, слишком «много людей» так же быть не может, поскольку это приводит к удлинению транспортных путей для перемещения их на работу. С другой – производство должно включать в себя все минимально необходимые операции.)

Ну, и разумеется, и жилые, и производственные помещения в данном случае должны быть устроены по принципу «минимального потребления энергии». Т.е., никаких временных конструкций, никаких «навоза и палок»: только капитальное строительство, толстые стены, разумеется – если речь идет о жилище – в большинстве случаев — многоквартирные дома. (Как наиболее экономичные и с т.з. обогрева, и с т.з. длинны коммуникаций. В том смысле, что проще очистить от снега один двор, нежели десятки км дороги в коттеджные поселки.) Правда, при этом стоит понимать, что «тупо набивать» жилыми коробками кварталы – как это делается сейчас – не получится. Поскольку многоквартирные дома требуют и соответствующей «обвязки» — сооружений соцкультбыта (образование, спорт) и жизнеобеспечения. (То есть, в отличие от субурбии или «спального района» тут невозможно построить один «мегамолл» на сотни квадратных километров. Куда впихнуть все – от катка до «Ашана». Нет, тут нужно множество магазинов «шаговой доступности», спортивные сооружения в каждом квартале, поликлиники там же, школы и детские сады, ну и т.д., и т.п.)

Короче, мы приходим к идее… советских микрорайонов. Да, именно так: советские микрорайоны являются оптимальным способом проживания в «нефтедефицитном мире». Это неудивительно: собственно, они как раз на подобные условия и проектировались. (Разработка «микрорайонной застройки» шла в 1950 годы еще до открытия «большой нефти» в СССР.) Поэтому уже в недалеком будущем мы увидим именно «ренессанс» подобного типа застройки – которая придет на смену и американской субурбии, и азиатским «человейникам» (кои внедряются активно и у нас), и европейским «историческим городам», и, разумеется, мегаполисам. Но обо всем этом надо будет говорить уже отдельно…

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю