«В космосе у России уже не понты, а какая-то рефлексия»

Леонид Смирнов 24.02.2021 20:16 | Альтернативное мнение 55

Мы потеряли не только Луну и Марс, но и свою страну, которая больше не на передовой технического прогресса, говорит эксперт Вадим Лукашевич.

Громкий успех американского марсохода Perseverance, который совершил успешную посадку головоломной сложности после семимесячного полета, вновь заставляет задуматься российского любителя космоса. Порадоваться за мировую науку, за общий успех человечества, конечно, надо. Но никак не обойтись и без вопроса «А мы-то что?».

О том, насколько далеко Америка «улетела» от России в освоении межпланетного пространства, корреспондент «Росбалта» побеседовал с экспертом в области авиации и космонавтики Вадимом Лукашевичем.

— Вадим Павлович, «грустный праздник» получается для нас?

— Увы. В это «астрономическое окно» к Марсу полетело три аппарата. Сначала арабский. Да, запускали пока не они, зато в ОАЭ сделали свой аппарат усилиями конструкторского коллектива на 80% женского! Дальше взлетел китайский аппарат с марсоходом, который теперь несколько месяцев будет выбирать место посадки.

И вот Америка, уже имея колоссальный опыт марсианских экспедиций, робото- и марсоходостроения, произвела прямую посадку сразу в атмосферу (без предварительного выхода на орбиту). Аппарат, пролетев 480 млн км, сел на пятачок 7×7 км. Алгоритм посадки — как у предыдущего марсохода, но при очень сложном рельефе. Перед посадкой аппарат радаром отстроил трехмерный чертеж поверхности и впервые в истории искусственным интеллектом выбрал тот ровный пятачок, куда они и сели.

Имея под брюхом марсоход массой больше тонны, «космический кран» на тросах его мягко спустил, включил движки и улетел подальше, чтобы не накрыть его. Часть посадки с зависанием на ракетных двигателях уже была — во время программы «Аполлон». Но здесь-то гораздо круче: кран зависает, опускает на нужное место сам марсоход, после чего улетает и падает в сотнях метров. Восемь ракетных двигателей смотрят не вниз, а в стороны, чтобы не сжечь струей марсоход. И для Земли-то сложнейшая задача.

При посадке работало множество камер — на кране, парашюте, самом марсоходе. Это будет первое видео прямо из дальнего космоса — его обещают показать уже в понедельник. Крутяк полный!

— Какие задачи будет решать Perseverance?

— Впервые перед межпланетным аппаратом ставится конкретная задача поиска остатков жизни. Поэтому и посадка в таком регионе: кратер — бывшее большое озеро, куда рекой приносилась вода, бывшая большая дельта. Там возможны отложения, пять типов пород, которые на Земле сохраняют следы жизни миллионы лет. Уже проложен маршрут: он пойдет вперед по этому руслу к истокам. Микрофоны включены: мы впервые услышим звуки Марса.

Ресурс марсохода не меньше года, на самом деле — гораздо больше, на борту радиоизотопный источник энергии. Еще на борту вертолет, тоже уникальная вещь. На поверхности Марса давление, как на Земле в верхних слоях стратосферы. При такой разреженности воздуха летать очень сложно.

Perseverance осуществит первый этап многолетней операции по доставке марсианского грунта на Землю. Он будет ездить, собирать образцы, потом прилетит новый марсоход, заберет капсулы с грунтом, доставит их на отлетную ракету, которая на орбите передаст их следующему аппарату, европейскому, и в 2030 году он отправится на Землю. Это фантастика!

— А мы?

— Для нас это позор. Когда существовал СССР, в любое «астрономическое окно», когда Марс и Земля сближались друг с другом при движении по своим орбитам, запускалось что-то и от нас, и от Америки. А теперь мы в следующем году (Рогозин обещает) планируем только начать исследования Луны. Тогда как по обратной стороне Луны уже катается китайский луноход.

Посадка китайского лунохода на Луну, пролет американцев мимо Плутона — это то, чего мы не можем. Мы при выведении «Прогресса» (грузовой корабль, снабжающий МКС) уже второй раз бьем по антенне обтекателем, автоматическая стыковка становится невозможной, космонавт берет управление на себя, и на экране видно, что там все помято. В нашем сегменте МКС утечка кислорода в модуле «Звезда», поломка туалета, потом выясняется, что у наших продуктов не хватает, их американцы угощают. Программа «ножки Буша» в космосе!

Теперь нам надо решать — то ли отстыковывать российский сегмент МКС и на его базе делать национальную станцию, но он уже трещит по швам. То ли делать что-то с нуля. Но в состоянии ли мы запустить и обслуживать свою высокоширотную станцию?

После завершения эпохи МКС все партнеры, кроме нас, пойдут дальше — будут строить новую станцию, уже на орбите Луны. Мы же лишь возмущаемся, что Россию не берут в этот проект на наших условиях.

— Ну, это можно понять…

— Освоение Луны всерьез невозможно без супертяжелой ракеты. А мы ее то строим, то не строим. То на базе «Ангары», то на базе «Союза», то опять «Ангары», только водородной. Потом вдруг говорим, что «супертяж» не делаем, потому что надо менять его облик. И у нас будет ракета такого класса только к 2030 году! К тому времени американцы уже грунт с Марса доставят, у них высадка на Луну к 2024 году намечена.

Для того, чтобы отправить на Луну пилотируемый корабль, у нас планировали выводить его на орбиту «по частям» — четырьмя пусками водородной «Ангары». Но от многопусковой схемы еще Сергей Павлович Королев отказался. Это ведь придется запускать мелкими партиями и состыковывать на орбите целый «экспедиционный корпус»…

Супер-ракета обойдется нам в полтора триллиона рублей. Но Россия из-за санкций уже потеряла пятьдесят триллионов. Какая уж тут Луна за такие деньги.

Можно вспомнить про наш космодром «Восточный», который мы то ли достроили, то ли нет — там подрядчиков судят.

— И тут возникает вечный вопрос, «кто виноват»?

Дело, в общем-то, не в (главе Роскосмоса) Дмитрии Рогозине, он только «прокладка». Вот Путин согласился с предложением Рогозина и Константина Эрнста о съемках фильма в космосе. Это даже не понты, а какая-то рефлексия. Илон Маск сказал, что он пригласит в космос Тома Круза — и мы побежали, чтобы успеть раньше него. Но мы не побежали раньше Маска на Марс!

Мы же страну, в общем-то, потеряли — она перестала быть на передовой технического прогресса. Мы настолько несамостоятельны в производствах и технологиях, что мы должны бы вести себя сейчас как шелковые, чтобы нам ничего не запрещали. А мы всех посылаем! Помните шуточку Рогозина насчет Илона Маска и «батута»? Ну вот, как сказал Маск, «батут работает» — а мы уже никому не нужны.

Китайцев они тоже в свои проекты не берут, но потому что это серьезный противник. А мы — просто не нужны. Да и нашему государству космонавтика не особенно нужна, это для него такой «чемодан без ручки».

Беседовал Леонид Смирнов

Подробнее на: РОСБАЛТ

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора