Тупик антисоветизма: русофобия и расчеловечивание…

Лев Тресков 1.04.2020 19:35 | Общество 63

Библейский Давид так рассказывал о себе:

«…и приходил лев, и приходил медведь и забирал овцу; а я догонял и отбирал; из пасти его; а если он бросался на меня, то я брал его за космы и поражал его и умерщвлял его»[1].

Если попросить прокомментировать суть этой цитаты из Библии у либералов-рыночников, то они (что уже доказано практикой не раз) сведут дело к весьма и весьма противоречивому пустословию:

1) Никаких львов и медведей, которые забирали бы овцу у пастушка – не было и нет, это всё выдумки злобных коммуняк и прочих «левых». Медведи и львы бывают только плюшевые, с которыми дети спят в обнимку.

2) Медведи и львы, тягающие овечек из отары – на самом деле полезны для экономики, они по своей роли – санитары отары, санитары пастбища и ещё много чего. Они нападают только на слабых и больных пастушков, сильных же и крепких обходят стороной. И очень способствуют развитию овцеводства.

3) Пастушку ни в коем случае нельзя бежать за львом или медведем, чтобы вернуть овцу, нападать и разрывать им пасть – ибо это насилие, кровопролитие и жестокость, призывать к которым могут одни только злобные коммуняки. Коммуняки не верят, что можно договориться со львом и с медведем, и норовят ему пасть порвать – но мы-то, интеллигентные люди, знаем, что медведю и льву нужно просто сказать о неправомочности их поступка. И показать Конституцию на соответствующей случаю странице.

4) Опять же, из той же Библии видно, что пастушок Давид прекрасно сам справлялся с разрыванием пастей и львов и медведей. Злобные «совки» предлагают, чтобы государство, общество, правоохранительные органы помогали пастушку разобраться со львом и с медведем, но вы же видите, что он и один не сплоховал, как и положено человеку с либеральным мировоззрением! Которое говорит: если на тебя напали, то сам и отбивайся, это твои проблемы, и посторонним они совершенно неинтересны!

5) Вся история вообще родимое пятно тоталитаризма, потому что если бы в стране были честные, прозрачные выборы и независимые суды (или наоборот? – я уж не помню) – то голосовали бы пастушок, лев, медведь и овцы. И, конечно, победил бы пастушок, и вопрос был бы закрыт – ведь не станут же овцы выбирать себе в начальство льва или медведя!

Однако нетрудно заметить, что лаконичная и древняя библейская цитата одной строкой опровергает всё либеральное пустомельство, и вполне, одной фразой, раскрывает перед нами ТУПИК АНТИСОВЕТИЗМА наших дней.

Тут всё раскрыто. И кто приходит (лев, медведь, наверное, ещё и волки). И зачем (за овцой – хищнику нужно мясо, иначе он сдохнет). И структура конфликта, к которой все эти выборы, конституции, суды и переговоры до смешного неприложимы. Тут всё очень чётко, по-библейски: или у тебя овец растащат, или ты хищника убьёшь.

+++

Очень важно понимать, что есть вопросы, которые могут быть решены без насилия, и есть вопросы, которые без насилия в принципе не решаются. Причём грань между теми и другими вопросами очевидна:

-Без насилия решаются вопросы декоративные, неважные или маловажные.

-Самые главные и острые для человека вопросы решаются только с насилием, и никак иначе.

Удаляя насилие из диалога, мы вместе с ним удаляем из диалога и возможность решения сколько-нибудь важных, значимых вопросов. Стороны диалога могут уступить друг другу в незначительных для них мелочах, пожертвовать чем-то для них второстепенным, не слишком актуальным.

Но в главных, базовых вопросах упрутся рогами, и будут стоять на своём, потому что вопросы жизненные – есть вопросы жизни и смерти. Это, собственно, и обнуляет весь «демократический механизм», который, если выскочит за рамки номинального, формального пустословия – немедленно напорется на Франко, Пиночета. На завершивший разгуляй «перестройки» расстрел парламента «записным демократом» Ельциным.

Важных вопросов вам там обсуждать не дадут, а неважные обсуждать с серьёзным лицом – себя не уважать, в клоуна превратиться, что, собственно, и случается со всеми «демократическими» политиками, погрязающими в истериках о какой-нибудь третьестепенной фигне, объективно никому не нужной.

+++

В своё время советский проект, при всём его драматизме, неоднозначности, колоссальных и роковых ошибках – решал вопрос о реализации идей демократии. Реализации в смысле их реальности, превращения из тоста в закон, из мечты в реальность. Ставилась задача не только на словах, но и на деле дать народу иметь доступ к управлению жизнью и государством, экономикой и культурным наследием.

Эта задача очень сложная, и решить её в полном объёме советизму так и не удалось – но отречение от советских инструментов выводит демократическую идею в область чистой номинальности, выхолащивает её до полного и окончательного формализма, очевидным образом потерявшего все контакты с реальностью, с бытом людей.

Антисоветская демократия оптимистично и крикливо существует без людей, вне народных масс и без всякой цели, просто… сама для себя. Народу она параллельна, бесполезна и безразлична, никаких задач, кроме регулярного самовозобновления по замкнутому кругу, у неё нет. Нет никаких рубежей «светлого завтра», к которым должна привести политическая система! Есть лишь вырождающиеся в малопонятный ритуал регулярные выборы, которые чем ритуальнее и малоинтереснее – тем всё спокойнее и «прозрачнее».

Пока окончательно не превратятся в мёртвую обрядность, и встанут вопросы о том, как сделать их подешевле и поскромнее, сократить и упростить, раз уж от них всё равно никому никакого толку нет.

Полный номинализм несоветской демократии порождён двумя, в общем-то (если присмотреться) очевидными причинами:

1) Избирательные фильтры и вся избирательная система выстроены так, что кроме «своих» для системы туда никто не может проникнуть даже на начальном этапе. Остаётся только тасовать и мусолить колоду одних и тех же, заранее сговорившихся между собой, лиц.

2) Круг реальных полномочий избираемых лиц настолько узок, они настолько повязаны системой «сдержек и противовесов» «правового общества», что, в сущности, ничего изменить не могут – даже если бы вдруг, не пойми чего, у старых политических проституток вспыхнуло бы такое желание.

Дело в том, что всякая власть решает два тесно связанных вопроса: распределение благ и распоряжение людьми. «Всё куплю – сказало злато, всё возьму – сказал булат» — этот стих показывает нам разницу и вместе с тем сходство распределительной (злато) и распорядительной функций властного двуединства.

Если в стране господствует и преобладает частная собственность, то в этой стране господствуют и преобладают частные собственники. Именно они осуществляют львиную долю распределения и распоряжений. А ведь частных собственников никто не выбирает! Что же остаётся на долю народных избранников в такой стране? Бесконечное обсуждение цвета штанов, орнаментов гербов, проблем эмблем, да мелководье госбюджета, брошенного собственниками с барского плеча, чтобы и избранникам было в чём повозиться.

В итоге избранная власть не является властью. Она является совокупностью болтунов, ничего не решающих, но постоянно прикрывающих собой истинных хозяев жизни. С таким же успехом маскировочную сетку, прикрывающую блиндаж штаба – можно объявить штабом. А что? Из всех деталей блиндажа она – самая видная!

+++

Те, кто в течении веков ставил вопросы демократии с риском для жизни и тем более карьеры – конечно же, имели в виду реальную демократию, а не картонный муляж чистого номинализма.

Но если отойти от чистой номинальности, пустой формальности, мертвечины обрядности – то встанут вопросы связи демократических институтов с народом и смысле их работы.

Например, обувная фабрика существует ведь не ради самой себя, а чтобы производить много обуви с фабричным размахом! По аналогии с этим и демократия (реальная) – нужна не сама по себе, не для того, чтобы регулярно проводить церемониал – а для достижения каких-то социальных рубежей, показателей, заранее намеченных ориентиров.

Иначе мы получим (уже получили) электростанцию, вся энергия которой тратится на поддержание её самой. А зачем такая нужна? Что она есть, что её нет…

Как про такое говорили в Одессе – «вам шашечки или ехать?». Антисоветская демократия однозначно решила вопрос в пользу «шашечек», так, что и колёса сняла, и движок «приватизировала». Смотрите на шашечки и радуйтесь, что вы в такси сидите. Правда, оно никуда не едет, и вообще для езды не предназначено – зато количество шашечек утверждено Конституционным судом и всенародными референдумами…

Почему же так получилось?

Да потому что политическая демократия и невозможна, и бессмысленна без экономического базиса. И не в том смысле, богаты или бедны избиратели, а совсем в другом: какими активами они коллективно, в режиме своего выбора, распоряжаются?

Неограниченный частный собственник может быть весьма богат, но к демократии его богатство никакого касательства не имеет. Ему, владеющему собственностью пожизненно и наследственно, демократия не нужна – как не нужна она и неимущему. Положение у них разное, а отношение к демократии одно: пятое колесо в телеге!

Экономический базис демократии – это общенародная неделимая собственность (кондоминиум нации) – которая приносит доход всем вместе и никому в отдельности. Если у нас в деревне есть общий выгон для скота, или общий лес, куда всякий волен пойти по грибы-ягоды, то нам есть что обсуждать. Но, позвольте, что обсуждать, если у вас свой участок, а у меня свой? Я вам на своём не дам хозяйничать, вы мне на своём – большинство или меньшинство голосов в вопросах частной собственности бессмысленно.

Допустим, большинство считает, что я неправильно хозяйствую в своём домене. Не наплевать ли мне – пока нет механизма конфискации голосованием большинства?

В Акционерных Обществах голосуют количеством акций, а на политических выборах – паспортами, головами. Очевидно же, что два этих принципа противоречат друг другу! Для чего вообще нужен в мире акционерных обществ принцип «один человек – один голос», то есть всеобщее и равное голосование? Какие вопросы этому принципу доверят решать? Очевидно, что никакие.

Демократия, лишённая экономического базиса – лишена и смысла, и содержательности. А экономический базис избирательных систем – соучастие в управлении общими и неделимыми имуществами.

Тогда появляется и смысл участвовать в процессе – ведь избирается не пустышка, а судьба, народ решает – куда идти. Появляется и цель системы: достичь намеченных рубежей. Например, сделать грамотность – всеобщей, школу – обязательной, жильё – доступным, пенсии – достойными и т.п. Увеличить во сколько-то раз производство угля и стали. Выйти на первые места по тому-то и сему-то…

Это же не самозамкнутый ритуал буржуазной демократии, который тупо и просто воспроизводит сам себя, безотносительно и параллельно всем показателям, роста или падения, не имея никакой цели, кроме точного и детального соблюдения выборной обрядности. Движется по замкнутому циклу, согласно своим календарям, не меняя ни собственников, ни отношений, выведя все существенные вопросы за пределы компетенции избираемых лиц…

+++

Номинализм интересен жуликам всех времён и народов тем, что в рамках номинальности можно любое явление назвать любым словом. Бумага не краснеет! В полной мере это относится и к буржуазной демократии как к системе, подвергнутой полному и тотальному выхолащиванию. Это как памятник самолёту – когда у списанного самолёта оставляют только внешние формы, и в таком виде, сняв все внутренние детали, устанавливают на постаменте.

Что касается «реал-политики», то в ней власть денег выражалась в двух формах:

1) Произвол хозяев денег в том, что они считают нужным или ненужным.

2) Меры, навязанные Западу Советским Союзом или продиктованные страхом перед СССР.

Это сформировало ту «уходящую натуру» жирненького общества кучки привилегированных западных стран, но демократические институты тут совершенно ни при чём: они всегда были в стороне и побоку. Олигархия власти денег и бесчинствовала и пугалась в равной степени независимо от демократического лягушатника под собой. Серьёзной проблемой для банкиров и латифундистов был дышащий в затылок соцлагерь, но отнюдь не собственные выборы-перевыборы.

Особенно ясно это стало после краха СССР, когда проституирование демократического очковтирательства приняло особенно ясные и выпуклые, кричащие формы. Владельцы мировых денег избавились от страха – и стали строить ударными темпами жуткий и чудовищный мир полного и безоговорочного произвола олигархии.

+++

Точно так же, как власть ничем не ограниченного частного собственника базируется на его частной собственности, власть общества базируется на общественной собственности. Ведь в доменах неограниченной частной собственности у общества просто нет прав что-то решать! Следовательно, пока такая частная собственность преобладает – обществу управлять нечем. Был в средневековой Германии «император», и вроде бы помазанник божий – а приказать что-то князьям и герцогам, властвовавшим безраздельно в своих феодах – у него «почему-то» ничего не получалось. Так – просил, канючил, умолял – чем и современная буржуазная демократия в приёмных у крупных собственников занимается.

Для того, чтобы установить власть общества – нужно, чтобы этому обществу было чем владеть. Без предмета владения власть – иллюзия и бессмыслица. Я могу хоть сейчас объявить себя императором Плутона, но дальше дурдома этот звонкий титул меня не приведёт. Меня даже не накажут за попытку узурпации власти – потому что никакой власти над Плутоном ни у кого нет. Нет предметов владения – нет и власти!

+++

При господстве неконтролируемой частной собственности погоня пастушка за львом и медведем, укравшими овцу – обречена оставаться личным делом каждого. Что бы мы там ни записали в законах, каким бы суесловием не оперировали — мне нет заботы до чужих овец, потому что у меня и прав на них никаких нет. И вздумай я вмешаться – я нарушу границы частного владения! А с учётом коммерческой тайны я даже не могу знать, что у соседа медведь или лев украли овцу – потому что числа овец и дел соседа не имеют права знать!

В жизни есть хищники, вопрос с которыми решается только коллективной силой влияния. Второй вариант – если мы их не останавливаем, то они переловят всех нас. Третьего варианта нет. То, что говорят либералы-десоветизаторы – это речи если не преступных и злонамеренных, то как минимум очень глупых и наивных людей.

Во-первых, плевали они на ваше мнение и ваш выбор.

Во-вторых, если очень занудно приставать к ним с темой выборов, то они организуют выборы, на которых выберут себя. Точка. Вам надо было выборов – вы их получили! Был я просто авторитет – стал «всенародно-избранный». А кто не верит – с тем поговорят…

Номинальная демократия плоха не только тем, что она мертвая и не работает. Жизнь наглядно показала нам, что она – ширма, дымовая завеса и прикрытие для КАКОЙ УГОДНО формы организации жизни, будь то нацизм или плутократия, криминальный паханат или средневековый изуверский султанат.

Придуманные в борьбе с советской властью «чистые формы» демократии легко монтируются с чем угодно, и так было всегда. В Античности они легко монтировались с рабовладением, и в США XIX века тоже.

+++

Всё реальное обречено иметь силы противодействия, отрицания – именно в силу своего реализма. Если листок белый – то он не чёрный, а если чёрный – то не белый.

Номинальное не имеет противодействующих и отрицающих его сил. Никто не мешает мне назвать чёрный листок белым. Я не потеряю дара речи, а листок не перестанет быть чёрным. Любая табличка может быть прикреплена к любому предмету.

Реалиста несоответствие сущности и названия напрягает.

Номиналиста – нет.

Если мы вычистим номинальный трёп из десоветизации, все эти прекраснодушные и пустые, не имеющие никакого основания декларации – то мы обнаружим под этой шелухой такой жуткий первобытный ужас, что дальше просто некуда.

+++

Дело в том, что развитие человечества из полной свободы первобытного кровавого зоологического хаоса шло через этапы упорядочивания. И это началось вообще сразу – как только появляются древнейшее государство и древнейший из законов. Государство формализует право силы, а законность – ограничивает произвол могущества.

Советский этап упорядочивания социальной среды – это довольно высокий (хотя, думаю, не высший) этап упорядочивания. По шкале цивилизации это очень высоко. Понятно, что феодализм или рабовладение гораздо ниже, несравнимо ниже ХХ века. Но, тем не менее, ДАЖЕ и они – были посильными своей эпохе этапами упорядочивания первородного хаоса.

Враги советской власти не могли двух вещей:

— Предложить упорядочивание выше уровнем, чем советский опыт.

— Опереться на более низкие уровни упорядочивания.

Оно и понятно: как можно бороться за законность – настаивая на снижении уровня законности? За государство – требуя «сокращения» государства, его территорий и роли? За культуру – требуя больше скотства и свинства?

И тогда пришлось сделать ставку на привлекательность ПЕРВОРОДНОГО ХАОСА, который не снижает уровень упорядоченности, а вообще отрицает всякую упорядоченность. Это когда против законности, против государства, против культуры, против всего, что принесла в мир человеческая цивилизация. Против искусственного – за естество животного и животных отношений.

Но первородный хаос – это не откат на один или два века, по принципу «тех же щей пожиже влей». Это подрыв и ликвидация исторического общества, как такового (конец истории), при котором базовые ценности и табу ВСЕЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ меняются местами, переворачиваются до противоположности.

Запрещённое становится идеалом, как содомия или наркомания на современном Западе. А идеал становится запрещённым и преследуется, как порок – судьба традиционной семьи на том же Западе!

Очень быстро в разворачивающейся чёрной воронке антисоветизма опереточных монархистов и не менее опереточных парламентаристов, всю эту публику в буклях и париках XIX века вытеснил, в буквальном смысле слова ЗВЕРЬ ИЗ БЕЗДНЫ.

Зверь, которому монархисты нужны ещё меньше, чем «совки», зверь, для которого традиционное республиканство смешно, нелепо и безумно.

+++

Снова, как у Давида, между львом, медведем – и вашими средствами к существованию, вашей плотью – ничто не стоит. Уверены ли вы, что сможете голыми руками, без помощи государства и общества, одолеть и льва и медведя, как это делал Давид?

Потому что первородный хаос абсолютной свободы – это равное право сожрать друг друга у всех живых существ, без различия пола, расы, вида и формы. Биосфера так и живёт.

А вы, дети ХХ века, так сможете?

Сейчас на главной
Статьи по теме

Популярное за неделю