«Системные проблемы»: эпидемиолог — о причинах катастрофы со смертностью на Урале

Урал 6.09.2020 23:19 | Свердловская область сегодня 9

Летальность в регионе в 1,5 раза выше прошлогодней

В Свердловской области выписывают все меньше пациентов, переболевших COVID-19, и число активных случаев растет

Фото: Артем Устюжанин / Е1.RU

В сентябре в Свердловской области снова забыли опубликовать статистику смертности от COVID-19. При этом, по данным Росстата, число смертей за июль этого года составило 7 тысяч. Это в 1,5 раза больше, чем за июль 2019-го. Также ведомство подтвердило большее число смертей от COVID-19, чем власти Свердловской области. Эпидемиолог назвал возможные причины этого.

Мы весь этот период еще находились в процессе изучения коронавирусной инфекции. Потому что изначально ведь воспринималось, что COVID — это только пневмония. А она крайне редко может быть причиной гибели. Но в процессе дальнейшего изучения коронавируса стало очевидно, что он вызывает целый ряд нарушений в организме, напрямую с ним связанных. Например, васкулит, воспаление стенки сосудистой, которое может приводить к нарушению свертываемости крови и повышенному тромбообразованию.

И случаи, когда произошел тромбоз, можно двояко трактовать. Это может быть на фоне хронических заболеваний, которые уже были, или на фоне COVID. И к чему причина смерти будет отнесена, должен патологоанатом решить.

И судя по всему, в этот период весь случаи гибели от тромботических осложнений не относились к коронавирусу»

Нужно задаваться не вопросом, почему такая разница между данными властей и Росстата, а какова структура смертности. Она же анализируется и раскладывается на части: сколько умерло дома, сколько умерло в стационарах, в каких стационарах. Смертность на дому — отдельный критерий оценки. Потому что если люди на дому умирают от заболеваний, от которых они не должны умирать, получается, что дело может быть в неоказанной медицинской помощи.

За этот период смертность не могла увеличиться настолько, в разы. Когда она на 10–15% увеличивается, это предмет разбора всегда. А тут в разы. Нужно анализировать систему оказания медпомощи больным коронавирусом и другими заболеваниями. Я думаю, что эти цифры для нас с вами только что стали очевидными, а чиновникам от медицины они были известны еще в июле, потому что мониторинг-то ведется.

«Неспроста были серьезные проверки в этой сфере, которые закончились сменой министра здравоохранения. В основе системные проблемы в оказании помощи»

эпидемиолог

Нужно для себя очень четко понимать, что кодификация смерти осуществляется по определенным принципам. И очевидно, что по ним смертность от COVID далеко не всегда попадает на основную причину смерти. Потому что то, как рассматривается сам танатогенез, то есть процесс, в результате которого смерть наступила, показывает, что не всегда смерть наступила именно от коронавируса.

У нас большая доля умерших из тех, кто попал в стационары, — это люди в возрасте старше 65 и 70 лет. Потому что чем больше возраст, тем выше вероятность летального исхода из-за того, что на фоне COVID происходит сильнейшее обострение хронических заболеваний. И человек может попасть в стационар с COVID, с пневмонией, в тяжелейшем состоянии, но смерть может наступить от, например, осложнений сердечно-сосудистых заболеваний или сахарного диабета.

К сожалению, вся эта ситуация не удивляет. Интересно сравнить нашу статистику с международной. Из европейских стран худшие показатели по летальности, связанные с COVID, в Великобритании. Потом Испания и Италия вроде. И неплохо было бы сравнить с ними, а не просто посмотреть в разрезе регионов России.

По данным ведомства, от коронавируса в июле в области скончались 309 человек. Еще 65 человек болели коронавирусом и умерли, но не от него. А оперштаб заявлял о 175 погибших. Огромная разница была и в данных за июнь.

 e1.ru
Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Лента новостей

Популярное за неделю