Сбербанк повесит ценники на природу

Ольга Ласточкина 7.05.2021 13:50 | Экономика 68

Герман Греф сообщил о выходе Сбербанка на рынок экологичного страхования. Новый продукт позволит банку заработать на страхе частного бизнеса перед жёстким подходом государства к охране окружающей среды. Хотя страховка не защитит компании от последствий по-настоящему крупных аварий, она может стать хорошим вариантом для тех владельцев предприятий, которые не хотят всерьёз вкладываться в их модернизацию.

Глава Сбербанка Герман Греф 23 апреля объявил о намерении предложить крупнейшим индустриальным компаниям комплексное страхование экологических рисков. Размер покрытия будет индивидуальным и может достигать «сотен миллионов долларов». Спустя неделю Сбербанк официально сообщил о запуске подобной программы. Самое важное, заявил Греф, заключается в том, что у программы будет ретроактивный период, то есть будет возмещаться вред по событиям, наступившим до начала срока страхования, но неизвестным на момент заключения договора. Иными словами, если предприятие последние 40 лет «случайно» сливало отходы в ближайшую речку и этот нигде не задокументированный факт впоследствии неожиданно вскроется, то Сбербанк – в теории – компенсирует ущерб третьим лицам, расходы на мероприятия по восстановлению окружающей среды, штрафы и даже потери из-за вынужденного простоя, если таковой случится.

Ситуации разные, проблема общая

Подобный инструмент может стать настоящей находкой для многих крупных и средних компаний, которые сейчас напуганы ужесточившейся политикой властей по экологическому регулированию.

В прошлом году бенефициары промышленных предприятий увидели два ярких примера того, чем может обернуться игнорирование этой повестки. В частности, «Норникель» был вынужден заплатить более 146 млрд рублей штрафа за рекордный для российской Арктики разлив топлива на ТЭЦ в Норильске – это помимо 10 млрд рублей, направленных на устранение аварии и восстановление подмоченной репутации компании и её руководства, включая основного акционера Владимира Потанина. Другой пример – ситуация с Башкирской содовой компанией, где собственники бизнеса, давно проживающие за границей, лишились актива после того, как многие годы игнорировали опасения властей Башкирии и местных жителей и пытались добывать сырьё в заповедных горах. В итоге после вмешательства президента Владимира Путина актив по суду перешёл в госсобственность.

Ситуация у каждой компании своя, но проблема общая и касается сотен крупных бизнесменов.

Они в своё время получили активы, как правило, благодаря приватизации: основные фонды этих предприятий, а порой и ресурсная база кардинально не обновлялись с советских времён и уже находятся на грани завершения жизненного цикла.

Для полноценной модернизации нужны огромные средства, а тянуть с ней теперь рискованно – государство ясно показывает, что не намерено терпеть крупные аварии и готово не только наказывать менеджмент предприятий, но и бить по кошельку их акционеров. Бизнес вынужден делать выбор.

Некоторые владельцы предприятий, живущие в России, идут на то, чтобы сократить дивиденды и тратить прибыль на дорогостоящую модернизацию. Другие собственники, которые уже давно находятся за границей и просто увеличивают свою финансовую подушку безопасности перед пенсией, продолжают выводить прибыль в офшоры, надеясь на то, что их «пронесёт», и постоянно опасаясь последствий обратного.

Именно для таких бизнесменов продукт Сбербанка прекрасно подходит. Вместо того чтобы инвестировать сотни миллионов долларов в обновление производства, им достаточно будет платить банку несколько сотен тысяч страховой премии в год. Страховка покроет потенциальный ущерб от не слишком крупной аварии, а по-настоящему серьёзного происшествия их бизнес всё равно не переживёт – проще будет его бросить (именно с таким поведением сейчас борется Правительство). Сам факт наличия страховки позволит упростить привлечение кредитов, в том числе в самом Сбербанке, а также снизит подозрительность регулирующих органов.

Продукт специфический, но выгоден Грефу

Лично Герману Грефу подобный подход хорошо знаком. В 2010 году Сбербанк выдал заводу «Нитол» в Иркутской области – проекту «Роснано» по производству поликремния для солнечных батарей – кредит на 9 млрд рублей. Производство располагалось на площадках «Усольехимпрома» и «Усолье-Сибирского силикона». Сбербанк и «Роснано» на фоне проблем проекта конвертировали свои кредиты в доли в капитале, однако в 2013 году производство было окончательно свёрнуто, а сами компании обанкротились. «Роснано» продало свою долю неизвестному покупателю, а вот о выходе Сбербанка из проекта не сообщалось. В 2018–2019 годах в Усолье-Сибирском произошло несколько аварийных ситуаций, связанных с закрытым производством, в том числе утечка четырёххлористого кремния. В итоге властям пришлось в срочном порядке с участием военных и МЧС консервировать объекты, которые несли первоочередную опасность.

Всего федеральному бюджету до 2024 года придётся направить 48 млрд рублей на ликвидацию накопленного ущерба. Об участии Сбербанка в этой программе ничего не известно. Зато у банка есть план к 2024 году пересадить весь топ-менеджмент на электромобили и построить для них зарядные станции рядом со своими офисами.

Территория бывшего химического предприятия «Усольехимпром».Территория бывшего химического предприятия «Усольехимпром».Фото: Алексей Кушниренко/ТАСС

При этом у добросовестного бизнеса страховая программа Сбербанка вряд ли вызовет серьёзный интерес. Компании, которые регулярно вкладывают средства в экологическую безопасность, редко сталкиваются с заметными происшествиями. Тем не менее многие крупные организации, вероятно, были бы готовы заплатить за страховку от катастрофических аварий – хотя вероятность таких событий очень мала, их потенциальные последствия настолько значительны, что владельцы бизнеса спали бы спокойнее, зная, что защищены от них.

Но факт в том, что Сбербанк не может предоставить полную защиту от столь крупных происшествий. В частности, выплата «нескольких сотен миллионов долларов» не компенсировала бы «Норникелю» даже четверти от суммы штрафа, уплаченного за разлив топлива в Норильске.

Более того, даже мировой рынок страхования экологических рисков не предлагает подобных инструментов. Для сравнения: в случае с прорывом дамбы хвостохранилища Vale в Бразилии в 2019 году, в результате которого погибли 259 человек, убытки предприятия составили 8 млрд долларов – сумма страховых выплат не называлась, но ставки на рынке перестрахования таких объектов выросли на 20 процентов.

Хотя новый продукт, придуманный командой Германа Грефа, способен решить проблему только специфического типа бизнесменов, он наверняка поможет заработать самому банку и его менеджменту. Как отмечали эксперты после аварии в Норильске, российский рынок страхования экологических рисков крайне мал – отчасти из-за отсутствия спроса, а в основном из-за нежелания крупных страховщиков участвовать в нём и дороговизны самого страхового полиса. Выйдя на этот рынок, Сбербанк столкнётся с отсутствием значимой конкуренции, а возникающие риски он намерен перестраховывать на международном рынке. Наличие нового направления даст повод вновь повысить зарплату руководству банка – в апреле жалованье членов наблюдательного совета, куда входит и Герман Греф, решено было увеличить на 30 процентов.

Сейчас на главной
Статьи по теме