Про диалектику социальных процессов

anlazz 24.05.2021 12:59 | Альтернативное мнение 32
Фото отсюда

Итак, как было сказано в предыдущем посте, основанием для «правого поворота» — сиречь, успеха контрреволюции, начавшегося в конце 1970 годов, и продолжающегося по сей день – выступил … необычайный успех Революции. Состоящий в том, что к указанному времени были не только успешно разрешены все «предыдущие» проблемы – начиная с опасности массовых эпидемий (см. победу над «Гонконгским гриппом») и заканчивая опасностью Мировой войны – но и накоплено огромное количество ресурсов. (Начиная с людских – имеются в виду высокомотивированные работники с высоким уровнем образования – и заканчивая инфраструктурными. В смысле – была создана обширная система жизнеобеспечения жилья и промышленности, которая в значительной мере сохранилась и по сей день.)

Разумеется, с точки зрения классической, недиалектической, логики подобное положение могло означать только дальнейшее движение Революции, причем все время ускоряющееся и захватывающее новые рубежи. Собственно, отсюда нетрудно догадаться, почему же наиболее революционные – в реальном смысле – силы в мире отличались в это время крайней самоуверенностью. Не важно, шла ли речь о советских руководителях и просто гражданах – которые объективно были носителями самых передовых представлений о мире (причем, на 99% не понимая этого) – или о разнообразных борцах за социальную справедливость в других странах. В том смысле, что они считали, что дальнейшие победы у них в кармане, и что особо напрягаться больше не стоит.

И эта самая своеобразная «расслабленность» левых сил в конце 1960-начале 1970 годов и стала одной из основных причин их поражения. Например, это очень хорошо проявилось в Чили – стране, коя и может рассматриваться как «основоположник» правого поворота. Напомню, что в данной стране в 1973 году произошел военный переворот, в ходе которого ультраконсерватор Пиночет сверг правительство коалиции левых сил «Народное единство», установив собственную диктатуру, а также – жесткий либеральный курс в экономике. В результате которого была, фактически, ликвидирована система социальной поддержки населения, денационализирована крупная промышленность (фактически же продана за бесценок западным корпорациям) и разрушена уникальная система управления экономикой «Киберсин», созданная Биром. Итогом данного действа стало массовое обнищание большинства чилийцев, затяжной экономический кризис – который был преодолен только к концу 1980 годов, а реальный уровень жизни начала 1970 был достигнут только к началу 1990 годов.

Такова была цена за указанную «расслабленность» левых сил, состоящую в том, что они были уверены: правые будут решать вопрос в рамках конституционного процесса. Притом, что на самом деле последние еще до переворота сделали ставку именно на террор и диверсии: «…Всего к августу 1973 года было уничтожено свыше 200 мостов, шоссейных и железных дорог, нефтепроводов, электроподстанций, ЛЭП и других объектов. Их общая стоимость составляла 32 % годового бюджета Чили.» (Из Вики.) Причем, все это осуществлялось при прямой поддержке ЦРУ. (Которая прекрасно была известна – по крайней мере, советским руководителям.) Однако даже подобные факты не помешали советскому руководству «налаживать добрососедские отношения» с США и лично с Никсоном. (Несмотря на то, что последний прямо выступал против Альенде и за переворот.) А чилийским левым – «оставаться в рамках конституционного процесса», удерживая своих сторонников от использования насилия.

Наверное, тут не надо говорить о том, как это отличалось от реально успешных «левых проектов» совсем недавнего прошлого – начиная с Китая и заканчивая Кубой – где основанием служили именно вооруженные выступления и вооруженные отряды левых сторонников. (Разумеется, понятно, что это вело к «своим» эксцессам, но, в любом случае, полным разгромом левых – как это случилось в Чили –подобные случаи не оканчивались.) Но к 1970 г. – после целого ряда побед сторонники социализма уверились в том, что «это им не нужно», и что можно побеждать с «чистыми руками», только добрым словом. И, разумеется, правые не преминули этим воспользоваться. Тем самым открыв «сезон» сворачивания того курса, которым человечество шло с 1917 года. Впрочем, понятно, что проблема тут состояла не просто в теме «применять или не применять оружие», оказываясь гораздо более глубокой. И состоящей в том, что левые, революционные силы решили, что имеет смысл именно «удерживать занятые рубежи», постепенно обустраивая и укрепляя их. В то время, как движение вперед отвергалось ими из-за опасности попадания в «ситуацию неизведанности», грозящую новым кризисом.

Конечно же, с «человеческой точки зрения» подобная стратегия выглядит совершенно понятной и полностью приемлемой: любое изменение, происходящее в мире, где большая часть действий определяется Хаосом, всегда ведет к росту страданий. Это – альфа и омега «хаоситского мышления», которую каждый человек «времен письменной истории» заучивает с детства. (Разумеется, с учетом того, что при «хаосизме» всегда имеется возможность «сбросить» страдания на других людей, забрав все «плюшки» себе – но сути данный момент не меняет.) Однако с точки зрения социодинамики это был путь однозначно тупиковый. Поскольку он давал преимущество уже помянутым выше откровенным «хаоситам-правым», которые – не будучи связанными требованием недопущения массовых страданий – оказывались способными к наступательным действиям. Постепенно «загоняя» левых на свое поле – где, понятное дело, выиграть им было много проще.

Причем, данный процесс протекал не только в Чили (или иных государствах Третьего Мира, которые с середины 1970 годов могли быть только капиталистическими), но и в самом Советском Союзе. Где именно «осторожный курс» условного брежневского  руководства привел к накоплению серьезных экономических, политических и производственных проблем – тех, которые в 1980 годах «выстрелили» известной катастрофой. Разумеется, подробно говорить тут об этом нет смысла – поскольку тема это крайне большая и сложная. Впрочем, об определенных аспектах данного вопроса я уже неоднократно писал. Например, в плане того, что сделанный в указанный период выбор «классического индустриального производства» в противовес производству гибкому стал одним из оснований будущей катастрофы. (Так как данный курс требовал большого количества относительно малоквалифицированной рабочей силы – поток коей к 1970 годам начал иссякать в противовес нарастанию числа рабочей силы высококвалифицированной. А так же – был чреват определенным «запаздыванием» ввода новой продукции относительно потребности в ней.)

В общем, можно сказать, что  осторожность и выбор исключительно проверенных путей, желание «не разрушить того, что построили» привели к отказу от главного козыря «левого мышления». А именно: возможности проектировать будущее на основании рациональных критериев и созданных моделей реальности. (То есть – возможности использования «длинных стратегий».) Что автоматически ставило левых в «подчиненное» положение к правым, так как в случае выбора стратегии «реакции на текущие изменения» правые имеют несомненное преимущество. (Еще раз: именно указанная стратегия есть единственно возможная при выборе Хаоса.) С совершенно ожидаемыми последствиями в виде указанного «правого поворота».

В то время, как до этого – то есть, до того момента, когда левые уверились в том, что «им не угрожает ничего извне», и что единственная опасность, которую стоит бояться, состоит в собственных ошибках – ведущей стратегией было совершенно иное. А именно: концепция в «динамическом преодолении кризисов», состоящая в том, что разрешение текущих проблем совершенно ожидаемо ведет к появлению проблем «следующих». Кои, в свою очередь, должны разрешаться через образование очередной «проблемной итерации». И так до тех пор, пока Революция не победит. Именно так СССР выходил из серии тех жесточайших кризисов, в которых он находился с момента своего образования. (И даже еще раньше – с момента образования Советской власти.) И в результате чего прошел от охваченной катастрофическим развалом страны – что было в 1917 году – до сверхдержавы, диктующей свою волю всему миру.

И никакие правые подобному движению помешать не могли – поскольку для «хаоситов» сама мысль о том, что можно планировать будущее, недопустима. То есть, в данном случае речь шла о выталкивании правых на «левое поле» — на поле, где лишь обладая диалектическим мышлением, можно получать нужные результаты.

Но об этом, понятное дело, надо будет говорить уже отдельно.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора