Огненная дуга от Кишинёва до Бишкека

Вера Зелендинова 28.10.2020 15:30 | Политика 87

Нестабильность по периметру российских границ синхронно нарастает. Конфликты разной природы – от межнациональных, территориальных и политических до схваток за власть между криминальными группировками – развиваются в Белоруссии, на Украине, в Молдавии, на Кавказе и в Центральной Азии.

Комментируя на Валдайском форуме ситуацию в Белоруссии, Владимир Путин сказал, что Москва не собирается вмешиваться: «Граждане должны сами спокойно разобраться в сложившейся в стране ситуации». Было бы хорошо, чтобы сами, но «спокойно» уже не получится.

Если в Белоруссии действительно наблюдается некоторое обманчивое затишье (оно может в любой момент взорваться из-за нарастания экономических проблем и продолжения многовекторых манёвров Александра Лукашенко), то в других странах при активном участии внешних игроков деструктивные процессы приобретают опасный характер и идут по нарастающей.

Оператором многих из них является Турция, системно работающая над вытеснением России из постсоветского пространства.

Москве рано или поздно придётся реагировать на этот вызов хотя бы потому, что политика Эрдогана напрямую угрожает безопасности России.

Украина: перспектива войны за Донбасс и Крым

О том, что политикой Украины управляют из Вашингтона, не говорит только ленивый. О роли Лондона вспомнили после недавней встречи Владимира Зеленского с главой британской разведки MI-6 Ричардом Муром, бывшим послом Великобритании в Турции и старым конфидентом Реджепа Эрдогана. Не исключено, что именно с подачи англичан Турция ещё четыре года назад начала выстраивать военно-политическое сотрудничество с Украиной.

При содействии Запада на Украине завершается перевооружение армии, а на её территории появились новые военные объекты, в том числе иностранные: база британской SAB (Особой воздушной службы) в Одессе, военный городок ВМС США и центр подготовки боевых пловцов в Очакове и база сводного отряда НАТО в Николаеве.

Вклад в общее дело Турции: эскадрилья турецких БПЛ в Мариуполе, организация их производства на Украине, переселение в Николаевскую и Херсонскую области мусульманского населения из Турции и Азербайджана, строительство там более тысячи новых мечетей и активизация работы с находящимися в этих районах и в Крыму крымско-татарскими националистами.

Во время визита Зеленского в Анкару в том числе было подписано соглашение о выделении Турцией Украине 26 млн долларов на военные нужды. 2020 год.Во время визита Зеленского в Анкару в том числе было подписано соглашение о выделении Турцией Украине 26 млн долларов на военные нужды. 2020 год.Фото: TOLGA BOZOGLU/EPA/ТАСС

Локализация активности в причерноморских районах (Одесса, Очаков, Николаев, Херсон) и у границ с ДНР (Мариуполь) и стягивание в эти регионы военной техники, включая плавсредства, позволяют экспертам говорить о реальности угрозы военных атак на Донбасс и Крым. Если это случится, Россия будет вынуждена ответить достаточно жёстко.

Молдавия: переворот с предсказуемыми последствиями

На фоне президентской кампании – выборы пройдут 1 ноября – в Молдавии идёт подготовка к цветному перевороту. Главный соперник действующего президента Игоря Додона – экс-премьер Майя Санду, выпускница Гарвардского института госуправления с опытом работы в представительстве Всемирного банка в Кишинёве.

На Санду работают иностранные НКО (их в стране 14 тысяч), посольство США и группа американских специалистов по цветным революциям. Сотни иностранных ресурсов и блогеров пишут о предстоящих фальсификациях и призывают силовиков «переходить на сторону народа».

Дополнительный накал протестам должна придать намеченная на день голосования акция фермеров. Они терпят убытки из-за неурожая, а поскольку у государства денег нет, собираются обратиться за помощью к властям Румынии, готовя почву для референдума о «воссоединении с братским народом», который в случае победы революции должен пройти одновременно с повторными выборами.

Роль Турции – привлечь к реализации этого проекта Гагаузию, 84 процента населения которой составляют тюркоязычные православные гагаузы. Турция, более 20 лет финансировавшая инфраструктурные, образовательные и другие проекты автономии, тесно связана с местными элитами и вполне могла бы решить эту задачу, если бы не одно но.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган (справа) и губернатор Гагаузской автономии Ирина Влах (слева) во время визита турецкого президента в Молдавию. 2018 год.Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган (справа) и губернатор Гагаузской автономии Ирина Влах (слева) во время визита турецкого президента в Молдавию. 2018 год.Фото: DUMITRU DORU/EPA/TASS

Гагаузия в 1991–1994 годах существовала в статусе независимого государства. Она категорически против вхождения в Румынию и поддержит переворот только в обмен на независимость, что в силу экономических причин превратит её в сателлита Турции, которая сможет утвердиться на территории, ранее входившей в состав Османской империи.

Цена вопроса – помощь Турции в окончательном решении проблемы Приднестровья, на территории которого в составе Оперативной группы войск находятся более полутора тысяч российских военнослужащих и охраняемые ими склады вооружений.

Таким образом, победа цветной революции в Молдавии приведёт к перекройке карты страны и возможному участию России в военных столкновениях в Приднестровье.

Кавказ: карабахский тупик имени Эрдогана

Эрдоган давно пытается закрепиться на Кавказе. В 2008 году он даже привозил в Москву проект платформы стабильности и безопасности на Кавказе, подразумевавший участие Турции в делах региона. Сегодня, поддержав – и на словах, и делом – нападение Азербайджана на Нагорный Карабах, он добивается того же, но иными средствами.

В случае победы Баку (учитывая несопоставимость армянских и азербайджанских ресурсов, это возможно) Турция укрепит влияние на Азербайджан и получит выход к Каспию. Другой устраивающий Эрдогана вариант – участие Турции в переговорах по Карабаху, что усилит её позицию в регионе с теми же последствиями. Оба варианта неприемлемы для Москвы.

Другой сюжет – переброска в Азербайджан исламских боевиков с перспективой их проникновения в республики Северного Кавказа – является вызовом, отвечать на который нужно ударами не по сирийским базам, а по скоплениям террористов в Азербайджане. Но это испортит отношения между Москвой и Баку, что пока не входит в планы российского руководства.

При этом Азербайджан при поддержке Турции продолжает наступление, президент Ильхам Алиев твердит о необходимости участия Турции в переговорах по Карабаху, а армянский премьер Никол Пашинян, повернув голову в сторону Вашингтона, истерически призывает армян записываться в добровольцы и одновременно названивает Путину, создавая повод для обвинений Москвы в бездействии и гибели людей.

Акция в Стамбуле против политики Армении в отношении Нагорного Карабаха. 19 июля 2020 года.Акция в Стамбуле против политики Армении в отношении Нагорного Карабаха. 19 июля 2020 года.Фото: SEDAT SUNA/EPA/TASS

Если это безумие не прекратится в ближайшее время, России придётся «вспомнить», что у неё есть дополнительный аргумент в пользу мира в виде Каспийской флотилии, которая пять лет назад успешно отстрелялась «Калибрами» по базам боевиков в Сирии.

Дотянуться до Центральной Азии

Желание встряхнуть Средне-Азиатский регион, разорвать его связи с Россией, не пустить туда Китай, превратить его в зону охоты мирового глобализма существует давно. Но из-за нехватки ресурсов процесс затянулся.

Многие были уверены, что дестабилизация начнётся в 2012–2013 годах – как продолжение «арабской весны». Но не случилось. В регионе до сих пор более-менее спокойно, если не считать отдельные эксцессы вроде восстания в Андижане (2005), резни в Оше (2010) и регулярных переворотов в Киргизии (2005, 2010, 2020).

Сегодня на фоне пускай не слишком быстрого, но всё же продвижения проектов Евразийского союза (ЕАС) и «Шёлкового пути» превращение региона в «чёрную дыру», зачищенную от влияния Москвы и Пекина, становится особенно актуальным.

Здесь можно говорить о частичном совпадении интересов американских демократов, Лондона и Турции. Англосаксы контролируют в регионе систему НКО и умеют устраивать цветные революции, а Эрдоган является держателем такого важного для гражданской войны и захвата власти ресурса, как террористические организации, приватизированные им по результатам войны в Сирии.

Трудно сказать, насколько успешной окажется эта затея. Центральная Азия – это не Украина и не Сирия. И по размерам территории, и по удалённости от мест дислокации кукловодов.

К тому же придётся преодолевать сопротивление России и Китая, которые не бросят свои среднеазиатские проекты без боя.

Да и идейные противоречия налицо. Англосаксы торгуют демократией, а Эрдоган продаёт местным элитам идею «Великого Турана», подразумевающую не только реализацию экономических, культурных и религиозных проектов – этим Турция занимается с конца 80-х, – но и военно-политический альянс.

Пока создаётся впечатление, что каждый из игроков рассчитывает переиграть партнёра. В любом случае операции будут проводиться поэтапно с привязкой к очередным выборам.

Первый на очереди – Казахстан. Парламентские выборы назначены на 10 января 2021 года, и в рамках подготовки к ним уже начались хорошо организованные массовые акции с требованием отказаться от использования русского языка. Затем в 2021 году пройдут выборы президента Узбекистана, а в 2022 году – президента Туркмении.

Если к этому времени Эрдоган преуспеет на Кавказе, процесс может ускориться. Выбора у России нет – придётся «следить за руками».

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю